Истории

Акварель

История о том, что делать, когда теряются смыслы, краски и вкусы.

Она открыла глаза. Назойливое солнце билось через плотно закрытые толстые, глухие шторы. «Новый день. Ну что ему от меня нужно?». 

На холодный пол опустились босые ступни. Пальцы на автомате включили кофеварку, выдавили зубную пасту на щетку, открыли ноутбук. Уставшие, не смотря на начало дня, глаза, безразлично смотрели в Эксель. Сейчас на автопилоте будет что-то посчитано. Бесцветно сделана работа, которая когда-то приносила удовольствие. Потом так же сухо закончится еще один скучный день. 

Куда же делись дни, сочные, как египетские апельсины? 

События остались прежними, но изменилось отношение. 

Яркая палитра дивных внутренних миров исчезла и теперь на их месте была одна и та же монохромная пустыня. Через призму этой пустыни из глаз Девушки внешний мир тоже стал монохромным, неприятно светло-коричневым. 

Когда ты опускаешься на самое дно, дальше путь, по инерции, только вверх. Ниже ведь некуда. И если уж красок нет, то их можно начинать добавлять насильно и буквально. Выдавить их из тюбиков, да поярче. Смешивать кистью, добавлять воду, смачивать шершавую бумагу, работать акварелью по-мокрому, чтобы расслабиться и дать яркой воде сделать свое дело. 

Первый раз Она приволокла на урок живописи свое тело. 

Надо все попробовать. 

Рисование — как одно из неизученных лекарств для лечения души, которое не дает гарантии, но, говорят, некоторым помогает. 

Почему бы и нет, когда очень хочется выжить? 

Было что-то еще, но сердце йокнуло в ответ на яркие, светлые и полупрозрачные, легкие, как сама энергия жизни, от воды, цвета. 

День, новый день, урок, еще урок, магазин «Художник», бумага, краски и кисти заполнили все пространство в доме. 

Она не думает и идет за инстинктивным, почти животным, интуитивным желанием. 

Как краска за водой, не думая, не анализируя, следуя сигналам зародыша новой страсти. Пока даже не страсти, а лишь простому и легкому чувству «это мне немного интересно». 

Даже оно ощущается остро, как маленькое алое пятнышко на серой бумаге. Когда тебе долго вообще ничего не интересно, ты цепляешься за маленькое «ну немножко интересно». 

Чтобы выжить, чтобы размотать клубок, в надежде, что он от Ариадны и приведет к настоящей Жажде Жизни. 

Она вынырнула из опьяняющего потока красок и уроков на ютуб, когда заметила как золотые лучи утреннего солнца, проходя через хрусталики старой люстры ее бабушки, создали на белой стене удивительный разноцветный узор. 

У Нее уже появились идеи, как можно это нарисовать, в какую композицию встроить. Она встала быстро, вдохнула аромат кофе — мир ароматов как и мир красок, замечали? Яркие, с миллиардами оттенков, тонов и полутонов. Потом вода по коже, ее легкую прохладу ощущать, как и ветер, — кайфово. 

Впервые за эти дни открыла календарь в телефоне. Прошел уже месяц? 

За это время что-то внутри проклюнулось, вылупилось и теперь пробует взмахнуть крыльями. 

Захотелось выйти на улицу. 

Захотелось купить себе шляпу с широкими полями. 

А еще мороженого, конечно, мороженого. Дынного! Захотелось посидеть у фонтана. Захотелось найти новых друзей. Ох, сколько еще всяких разноцветных «хочу» стали прилетать в голову, как маленькие, яркие, шустрые птички, смешными стайками. 

Захотелось кудри и белое шелковое платье, похожее на ночнушку, а что бы нет. 

Она окинула взглядом свои картины. 

Оказывается, она все это время выводила на них фразы. Теперь Ей было интересно знакомиться с этими фразами, их читать. 

Одна из них на большом ярком абстрактном полотне: 

«Душа не может ничего не хотеть. Она родилась за Цветением Жизни. И если вокруг все бесцветное, значит ты слишком отошла от интересов свой Души. Настолько сильно, что даже сигнал пропадает. Отправляйся на поиски. Пробуй новое, снова и снова, пока Она не отзовется. И Она обязательно прозвучит». 

Настасья Мокич - журналист, писатель